Заказать звонок
Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут
Ваше имя
Ваш телефон
Нажимая на кнопку, я даю своё согласие на обработку персональных данных на условиях соглашения
Регистрация на антикризисный онлайн-интенсив
Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут
Ваше имя
Ваш телефон
Ваш E-mail
Нажимая на кнопку, я даю своё согласие на обработку персональных данных на условиях соглашения
Новости о налогах и финансах

О критериях разграничения видов имущества (движимое или недвижимое): новое письмо ФНС России

В мае Верховный Суд РФ снова вернулся к теме разграничения видов имущества и рассмотрел очередное дело по вопросу отнесения объекта основных средств к движимому или недвижимому в целях налогообложения налогом на имущество организаций (Определение от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222). В Определении Суд повторил свою позицию, впервые изложенную им в Определении от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241 по делу ЗАО «Лесозавод 25».

Верховный суд последовательно формирует новый подход к рассмотрению вопроса о классификации объектов в качестве движимых или недвижимых, о чём прямо указывает в последнем из принятых судебных актов.

Суть этого подхода заключается в том, что ответ на вопрос, относится ли объект к движимому или недвижимому имуществу (а соответственно и на вопрос, подлежит ли оно обложению налогом), должен быть решён на основании формализованных критериев признания имущества в качестве соответствующих объектов основных средств, установленных в бухгалтерском учёте.

Тем самым, по сути, Верховный суд предлагает отход от использования норм гражданского законодательства при определении вида имущества в целях налогообложения, применение которых не редко вызывает проблемы, что входит в противоречие с принципом формальной определённости налоговых норм.

Чем же теперь необходимо руководствоваться налогоплательщику и на что обращать внимание при принятии нового объекта к учёту?

Во-первых, следует понимать, что сами по себе критерии прочной связи вещи с землей, невозможности раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения вещи или изменения её назначения, а также соединения вещей для использования по общему назначению в сложную вещь, используемые гражданским законодательством, не позволяют однозначно решить вопрос о классификации объектов в целях налогообложения. Если налоговый орган будет ссылаться только на указанные обстоятельства, этого будет недостаточно для того, чтобы считать объект налогооблагаемым (при том что ранее этих обстоятельств вполне могло хватить налоговому органу для соответствующих доначислений).

Во-вторых, при применении главы 30 НК РФ необходимо учитывать цель введения налоговой льготы - освобождения от налога движимого имущества, которой является поощрение инвестиций в новое оборудование и обновление основных средств. Поэтому налоговый орган должен использовать такие критерии, которые позволят разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости – зданий и капитальных сооружений.

В-третьих, при принятии объекта к учёту следует руководствоваться Общероссийским классификаторами основных фондов (ОК 013-2014 (СНС 2008), введённым в действие с 01.01.2017, и ранее действовавшим ОК 013-94), а также пунктом 5 ПБУ 6/01. В соответствии с ними оборудование, выделенное в отдельный вид подлежащих учету объектов основных средств, отличный от зданий и сооружений, формирует самостоятельную группу основных средств. Исключениями являются прямо предусмотренные в классификаторах случаи, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации). Исходя из этого, по общему правилу, исключения из объекта налогообложения применимы к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

В-четвёртых, признание нескольких объектов одним объектом (недвижимым имуществом), образованным из нескольких частей, возможно при соблюдении условия пункта 6 ПБУ 6/01 об отсутствии существенных различий в сроках их полезного использования.

Подход Верховного суда к разграничению видов имущества в силу большей определённости и формализованности позволяет рассчитывать, что споров по этой теме станет меньше. Осталось, чтобы этот подход был воспринят окружными судами и налоговыми органами.

Рассчитывать на то, что подход Верховного суда к разграничению видов имущества будет воспринят налоговыми органами, позволяет новое письмо ФНС России от 21.05.2021 № БС-4-21/7027@. В нём ведомство довело до сведения должностных лиц указанную позицию ВС РФ. Однако смущает, что в этом письме Служба прямо не указала на необходимость должностным лицам руководствоваться этой позицией. Однако положительных моментов все-таки больше - в судебной практике и в официальных письмах ФНС, наконец, появились конкретные ориентиры для разграничения видов имущества, следование которым позволяет рассчитывать на положительный исход спора с налоговым органом.

Документ: Письмо ФНС России от 21.05.2021 № БС-4-21/7027@

Made on
Tilda